Самый красивый вокзалКультура

Департамент культуры города Москвы
Автор темы
Константин Моисеев
Всего сообщений: 7
Зарегистрирован: 17.08.2019
 Самый красивый вокзал

Сообщение Константин Моисеев »

Даже тот, кто ни разу не был в Санкт-Петербурге, знает, что центральная часть города в плане представляет собой три луча – проспекта, расходящихся веером от Адмиралтейства, которое основатель города Петр Первый считал главным зданием своей новой столицы. Эти три луча называются: Невский проспект, Вознесенский проспект и Гороховая улица. Как-то так исторически сложилось, что главной улицей города стал не центральный луч, которому эта роль должна принадлежать по логике и по геометрии, а боковой, идущий вдоль реки. Так бывает в семье, когда младший сын, более предприимчивый и удачливый, обгоняет по жизни менее амбициозного старшего брата, становится богатым и знаменитым, а старший продолжает вести жизнь заурядного обывателя. Так и здесь. Младший брат, боковой луч, стал широким, роскошным, праздничным, вечно наполненным людьми и машинами, сияющим тысячами огней Невским проспектом, а старший брат, центральный луч, выродился в узкую и ничем не примечательную Гороховую улицу. В начале своей истории она носила звучное название Адмиралтейской перспективы. В середине 18 века иноземный купец Гаррах построил на ней каменный дом с лавкой. Дом, видимо, был заметным ориентиром, а фамилия купца превратилась в народе из Гарраха в Гороха. Постепенно название «Гороховая» вытеснило породистое, но малоупотребляемое «Адмиралтейская», а проспект превратился в улицу. Ну в самом деле, разве может быть «Гороховый проспект»? Это же смешно!
Гороховая улица мало чем может порадовать жадного до зрелищ туриста, поэтому экскурсионные группы здесь до крайности редки. Главная ее достопримечательность – здание в начале улицы: Гороховая,2. При самодержавии здесь размещалось Охранное отделение со штатом вездесущих шпиков, а при большевиках, до переезда в Москву – Всероссийская Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем, от одного названия которой кровь стынет в жилах. Закономерно, что с 1927 года улица стала носить имя товарища Дзержинского. Это название тоже как-то не очень настраивало на веселый лад. Ну а в 1991 году, при Анатолии Собчаке, ей вернули историческое название – Гороховая.
Для центральной улицы имперской столицы Гороховая до странности неширока – как минимум, вдвое уже Невского, и в перспективе своей выглядит, как мрачноватое ущелье. Единственное, что радует глаз, если смотреть от середины к началу – шпиль Адмиралтейства. Из заметных зданий можно, пожалуй, назвать еще торговый дом Эсдерса-Схейфальса на пересечении с Мойкой – Гороховая,15. Ныне это универмаг «У Красного моста». Впечатляющий, добротный, хорошо отреставрированный образец модерна начала прошлого века с высокой башней из стекла и металла на углу. Будь вокруг побольше простора – дом составил бы достойную конкуренцию дому компании «Зингер» на Невском. В окончании своем улица упирается в Загородный проспект. Здесь ущелье Гороховой наконец распахивается, открывая по ту сторону проспекта просторную Пионерскую площадь с памятником Грибоедову и Театром юного зрителя.
А направо по Загородному проспекту, в трехстах метрах от Грибоедова, сразу после помпезного павильона станции метро «Пушкинская», любознательного туриста ожидает чудное зрелище: неповторимое, ни на что не похожее, завораживающее своей асимметричной гармонией, светло-серое здание Витебского вокзала, самого красивого вокзала Санкт-Петербурга, а возможно, и всей России. Построено оно в стиле модерн в 1902 – 1904 годах по проекту 40-летнего академика архитектуры Станислава Антоновича Бржозовского.
Во второй половине 19-го – начале 20-го века Россия переживала бум железнодорожного строительства. За какие-нибудь полвека аграрная страна покрылась густой паутиной железных дорог, которые и поныне составляют основу железнодорожной сети Российской федерации. Дороги строились с невероятной скоростью. Транссибирская магистраль от Челябинска до Владивостока протяженностью семь тысяч километров была построена за 25 лет, причем шесть лет строительство не велось, так как силы и средства были отвлечены на альтернативный маршрут – Китайско-Восточную железную дорогу через Манчжурию. Акции железнодорожных компаний были высокодоходными. Быть акционером ж-д общества значило примерно то же, что сегодня быть акционером «Газпрома». Одной из таких успешных компаний было Общество Рыбинско - Бологовской железной дороги.
Рыбинский порт был на Волге крайним пунктом, до которого могли подниматься крупные суда. В Рыбинске грузы переваливались на плоскодонные баржи, которые по системе каналов направлялись к Петербургу. Перевалка грузов, проводка и шлюзование судов отнимали бездну времени, поэтому идея соединения Рыбинска железной дорогой с действующей магистралью Москва – Петербург была восторженно принята купечеством. Было создано соответствующее общество, в которое деньги потекли рекой. Работа закипела, и дорога Рыбинск – Бологое через леса, реки, озера и болота Ярославской и Тверской губерний протяженностью около 300 верст со 167 мостами была построена за два года (1870 – 1872). Поток грузов пошел из Рыбинска в Петербург по рельсам. Дорога приносила хорошую прибыль, и естественно, было принято решение о расширении бизнеса. Протянулись ветки к Новгороду, Старой Руссе и Пскову. Но поистине судьбоносным для Общества Рыбинско-Бологовской дороги, которая к тому времени стала именоваться просто Рыбинской, стал 1897 год.
Дело в том, что великий преобразователь Петр Первый, прорубая «окно в Европу», не учел одного обстоятельства: шесть месяцев в году окно остается закрытым, так как зимой Финский залив покрывается льдом частично, а мелководная Невская губа замерзает полностью. Навигация замирает, а с ней вместе и товарооборот. Незамерзающий порт на Балтике у Российской империи имелся: Виндава в Курляндии (ныне латышский Вентспилс). Оставалось провести к нему дорогу. И вот наконец высочайшим указом государя-императора Николая Второго от 21 мая 1897 года повелевалось начать строительство железной дороги от Москвы до Виндавы протяженностью 1030 верст. Строить дорогу было поручено – как вы думаете, кому? – Обществу Рыбинской железной дороги, которая по этому случаю переименовывалась в Московско-Виндаво-Рыбинскую. Видимо, руководители Общества хорошо знали дорогу в кабинеты царских чиновников и умели находить с ними консенсус.
Строительство тысячекилометровой трассы заняло, вместе с изыскательскими работами и проектированием, около семи лет (1897 – 1904). В Москве по проекту Бржозовского был построен Виндавский вокзал (нынешний Рижский). В эти же годы на высочайшем уровне было принято решение о передаче Московско-Виндаво-Рыбинской дороге престижной ветки Санкт-Петербург – Царское Село, по которой августейшая фамилия ездила в летние резиденции. В перспективе ветка должна была продолжиться в западные губернии. Естественно, встал вопрос о строительстве нового вокзала. Прежний, архитектора Тона, постройки середины 19 века, уже не отвечал духу времени. Да и компании, превратившейся из региональной в общенациональную, надлежало заявить о себе выдающимся зданием в столице империи.
Был объявлен конкурс, в котором победил проект С.А.Бржозовского. Архитектор, как сказано выше, уже выполнял заказ компании. Но его новая работа даже отдалённо не напоминала московский Виндавский вокзал. Проект Царскосельского вокзала был ошеломительным по своей новизне. Бржозовский, по-видимому, наконец полностью освободил свою творческую фантазию. Можно сказать, что девизом его нового проекта стало: «Долой симметрию!» Башня с часами – непременный атрибут вокзального здания ещё со времени Константина Андреевича Тона, законодателя русской архитектуры середины 19 века, соорудившего для Николаевской железной дороги вокзалы – близнецы в обеих столицах. Правда, он не был в этом оригинален. Еще за 10 лет до него швейцарец Гаспар Фоссати построил вокзал в Царском Селе, где доминантой фасада была высокая четырехугольная башня с часами. Но и Фоссати, и Тон размещали башню по центру фасада. А Бржозовский смело сместил башню на левый край здания, противопоставив ей крупный выступающий объём центрального вестибюля с огромным арочным окном. Причём форма купола башни повторяет купол вестибюля, только в меньшем размере. Архитектору удалось, казалось бы, невозможное: сочетать несочетаемое, срифмовать то, что не рифмуется, сделать асимметрию прекрасной. Он с таким необыкновенным изяществом скомпоновал разные объёмы в одно неразделимое целое, что просто дух захватывает. И эта башня, и это гигантское окно над главным входом, и купол, и шпиль, и часы, и козырьки, и балконы, и полуротонда, и оба боковых фасада – всё совершенно, всё работает на главный образ. Проект был одобрен, и в 1902 году началось строительство.
Соавтором Бржозовского по отделке интерьеров стал Сима Исаакович Минаш, молодой, 25-летний инженер Московско-Виндаво-Рыбинской дороги. Инженер по образованию, в душе он был художником. Потомок польских шляхтичей Бржозовский отлично поладил с юным мелитопольским караимом Минашем. (Караимы – этнос с тюркскими корнями и собственной религией, родственной иудаизму.) Если попытаться лаконично охарактеризовать плод их совместного творчества, то уместным будет только одно слово – совершенство. Интерьеры Витебского (бывшего Царскосельского) вокзала – это апофеоз стиля «модерн», с его плавным изяществом линий, с его затейливыми орнаментами, с его тщательной проработкой мельчайших деталей. Модерн всё делает произведением искусства – от перил парадной лестницы до дверной ручки служебного помещения. Равно прекрасны и витражи вестибюля, и отделка потолка дамской комнаты. Даже металлический кронштейн на наружной стене для крепления праздничного флага – это безусловный шедевр. Решетка подвального окна – вообще Песнь Песней.
Витебский вокзал пленяет уже своим внешним видом. Мимо пройти невозможно. А зайдя внутрь, попадаешь в волшебную страну, полную неожиданных чудес. Роскошная мраморная парадная лестница главного вестибюля, величественного, просторного, залитого светом из огромного полукруглого окна. Свисающие с высоченного свода светильники, причём каждый свисает из собственного затейливого кокона. Головы бога торговли Меркурия в простенках между окнами. Огромные светильники-торшеры из чёрного металла, отделанного бронзой, с пышными соцветиями белых плафонов, украшающие парадную лестницу. Перекликающиеся с ними металлические бра на стенах. Прихотливые переплетения линий декора, завораживающие взгляд.
Уютный, с мягкой подсветкой светлых колонн и тяжёлыми дубовыми скамьями зал ожидания на первом этаже. Кассовый зал с деревянной отделкой потолка, напоминающей то ли корабль, то ли готический храм. Великолепно исполненные орнаменты на потолке картинного зала. Здесь же пышные барочные люстры и бра, а также высокие зеркала в изящных рамах. Полуротонда второго этажа с роскошной резной буфетной стойкой красного дерева, достойной подробного исследования. Изящные, тонкого рисунка, светильники с плафонами в виде тюльпанов. Светильники, вообще, в каждом зале свои, на другой зал непохожие. И везде обилие естественного освещения. Световой зал на втором этаже, не имеющий окон на улицу, освещается через стеклянную крышу. В этом зале затейливые винтовые железные лестницы на первый этаж и ажурные решётки перил ограждения. И даже арочные металлические перекрытия перронов – конструкции, казалось бы, сугубо утилитарного характера – и то являются произведением искусства. Их автор, инженер В.С.Персон, позаботился не только о функциональности, но и о красоте. Изящные ажурные арки поддерживают полукруглый свод, прорезанный многочисленными окнами. А заклёпки на колоннах, поддерживающих арки, выполнены в виде цветков клевера. Такое вот внимание к деталям.
А знаете, в чём уникальная особенность Витебского вокзала, его «фишка», как говорят сегодня? Здесь поезда приходят на второй этаж. Да-да, Бржозовский и Персон спланировали платформы так, что они находятся на уровне второго этажа. По замыслу архитектора, прибывающие пассажиры, выходя из тесноты вагонов, входят в просторное здание вокзала и попадают как бы в другое измерение, мир изящества, света и гармонии. Они с замиранием духа проходят прекрасными залами и уже в полном восторге спускаются по великолепной парадной лестнице, чтобы выйти во встречающий их шумный город, перейдя из одного измерения в другое, из размеренного ритма дороги в сложную полифонию городской жизни.
Очень жаль, что сегодня пассажиры, спешащие в метро, которое находится напротив восточного фасада, мало пользуются центральной лестницей. Любознательного туриста, который не поленится обогнуть здание, пройти вдоль западного фасада с изумительными балконами и мимо пригородных касс, ожидает за деревьями неожиданный бонус – несравненный по красоте Императорский павильон. Здесь чего только стоят одни железные драконы, обвивающие кронштейны стеклянного козырька центральной двери! А какой совершенной формы была решётка между платформами и Введенским каналом, отделявшая павильон от площади!..
Нынешний Витебский вокзал – это настоящий музей первоклассного русского модерна. При этом он действующий вокзал. К 300-летию Петербурга здесь была проведена масштабная реставрация. Петербургские реставраторы – профессионалы высочайшего уровня. Было воссоздано всё, что можно было воссоздать. Есть, конечно, и безвозвратные потери, но сохранилась душа этого замечательного произведения искусства, его неповторимое обаяние.
За сто лет заметно изменилась городская среда вокруг вокзала. Бесследно исчез стоявший напротив Введенский собор лейб-гвардии Семёновского полка работы Константина Андреевича Тона, засыпан Введенский канал, пропала чудная решётка Императорского павильона. С восточной стороны вокзал перекрывает массивное здание станции метро «Пушкинская», с запада настроено торговых павильонов. Безжалостное время уничтожило многие другие творения Бржозовского и Минаша. Нет красивейших вокзалов в Царском Селе и Павловске – разрушены во время войны. Крайне мало сохранилось старых станционных строений Московско-Виндаво-Рыбинской дороги. Правда, компания РЖД создала в Москве, на Рижском направлении, рядом с платформой «Красный балтиец» музейный комплекс «Паровозное депо «Подмосковная», по названию станции, от которой первоначально, до постройки Виндавского вокзала, отправлялись поезда на запад. Здесь можно посмотреть на старые паровозы, посетить восстановленное здание станции с манекенами деловитого начальника станции и бравого буфетчика, а также попасть внутрь водонапорной башни.
Нелегко сложились судьбы создателей Витебского вокзала. Вихрь революции так закружил академика архитектуры Бржозовского, что следы его теряются во времени. Неизвестны даже не место, не точная дата смерти. Приблизительно 30-е годы 20 века. В 2014 году перед зданием Рижского вокзала установлен его бронзовый бюст работы скульптора Салавата Щербакова.
Сима Минаш эмигрировал и был обречён на скитания. Жил в Константинополе, Париже, Праге, а закончил свой жизненный путь в Иране, в 1945 году. В Праге, в частной коллекции сохранилось несколько его картин.
Сова, распростёршая крылья над часами на башне Витебского вокзала, несомненно работы Минаша. Совы и вороны – символы мудрости и вечности – его фирменный знак. Этими птицами он украшал впоследствии доходные дома, коих по Петербургу настроил немало. Самый известный из них – дом Воейковой на Невском, номер 72, за Аничковым мостом, напротив улицы Рубинштейна. Там парные вороны дежурят над порталом дверей, ведущих в дом с проспекта, а совы расположились по бокам. Сохранились ещё фризы с лебедями между окнами четвёртого этажа. Дом утратил немалую часть декора, пострадал от артобстрела во время войны, но выжил, и в принципе, даёт представление о первоначальном замысле создателя. Даже кинотеатр во дворе функционирует, как было до революции.
Из общегражданских построек Бржозовского известна одна – Международный Коммерческий банк, Невский проспект, 58, по соседству с Елисеевским магазином. Построил он это здание в 1894 году, совместно с инженером Кербедзом. Здесь уже просматривается асимметрия, позже так ярко использованная мастером - правое крыло явно перевешивает левое. Внутри мы видим немало намёков на декор Витебского вокзала: богато украшенная парадная лестница, массивные торшеры в нишах, внутренние окна с витражами, затейливо оформленные потолки. Нынешний владелец – «Газпром» - старается придать зданию исторический вид. В частности, воссозданы великолепные уличные светильники, украшающие парадный вход.
А красавец – вокзал стоит на Загородном проспекте бывшей столицы Российской империи, радует глаз местных жителей и гостей города. Будете в Санкт-Петербурге – не упустите возможности посетить. Очень рекомендую.
Реклама
Для отправки ответа, комментария или отзыва вам необходимо авторизоваться

Вернуться в «Культура»