КультураНа Репина нужно идти

Департамент культуры города Москвы
Глеб Худородов
 На Репина нужно идти

Сообщение Глеб Худородов » 19 май 2019, 19:50

Выставка Ильи Репина в Новой Третьяковке – это, безусловно, значимое явление в нашей культурной жизни. Вряд ли где-то еще зритель увидит так полно представленное творчество с детства знакомого и любимого великого русского художника. Здесь можно увидеть не только хрестоматийные произведения из Третьяковки и Русского музея, но и картины из собраний провинциальных и заграничных музеев, из частных коллекций, а также малоизвестную репинскую графику. Не буду утомлять полным описанием экспозиции. Да это и не чему. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Хочу просто поделиться наиболее яркими впечатлениями.
Открывается выставка неожиданным эффектом: вместо многострадальной картины «Иван Грозный и сын его Иван» обозначен большой пустой прямоугольник стены. Внезапно приходит понимание того, как хрупко искусство и как бережно нужно к нему относиться. Кстати, на антресолях показана история реставрации полотна после первого нападения при жизни художника. Большой респект организаторам за правильно поставленное освещение. Световой акцент делается именно на самом важном месте картины. Многие полотна заиграли по-новому, некоторые кажутся объемными, трехмерными. Рядом с известными шедеврами представлены эскизы, наброски к ним, а также первоначальные варианты.
Трудно сдержать улыбку, когда стоишь перед «Запорожцами». Энергия, веселье, удаль залихватская так и брызжут с холста. А рядом – первоначальный вариант с рекой, с парусами вдали и с ярко выраженной азиатской физиономией одного из сидящих казаков. Тут вспоминаешь, что при приеме в Сечь национальность значения не имела – лишь бы кандидат был православным.
Множество замечательных портретов русских интеллигентов. Композиторы, художники, писатели, врачи, инженеры, адвокаты. Приходит мысль – как же повезло Репину! Круг его общения – это же были лучшие люди России! Удивительно живые глаза на его портретах.
А вот многие государственные деятели – например Витте, Столыпин – какие-то невыразительные. «Заседание Государственного Совета» - монументальное полотно во всю стену в роскошной раме. Блеск орденов, золотого шитья на мундирах… А лица – какие-то полуфабрикаты. Конечно, было очень мало времени, чтобы проработать каждого. Позирование – один, два сеанса, в лучшем случае три. Что там можно было успеть?
Зато хорош его Александр Третий на встрече с волостными старшинами во дворе Петровского дворца. Царь получился могучий. Внушительная фигура, прямая осанка, спокойное, уверенное лицо – все излучает властность и величие. Сразу видно – самодержец, отец народа.
Сравниваешь с портретом Николая Второго и понимаешь, что революция в России была неизбежна. Перед нами молодой, интеллигентный мужчина, умный, симпатичный, наверное, даже обаятельный. Если не обращать внимания на мундир, а смотреть только на лицо – кем может быть этот человек? Ученым, писателем, художником, юристом – но не царем. Ничего царского – гордого, властного, внушающего страх и уважение – нет в этом лице. Не зря говорят, что он категорически не хотел быть наследником престола, и согласился только под сильнейшим давлением отца, Александра Третьего. Став императором, свои обязанности он, конечно, старался исполнять добросовестно, но власть была для него не призванием, а обузой. Он просто тянул лямку. А если ты не властвуешь уверенной и твердой рукой, тут же найдется масса желающих немножко попользоваться твоей властью. И начался в стране форменный бардак. А тут еще ввязались в бессмысленную мировую войну!.. Свое отречение Николай подписывал, наверное, с радостным облегчением: «Наконец-то заживу как обычный человек!» Не тут-то было.
Буйство страшной стихии революции мы видим на картине «Демонстрация 17 октября 1905 года». Все люди на картине в состоянии сильнейшего душевного возбуждения, почти экстаза. Вытаращенные глаза, раскрытые в крике рты, взметнувшиеся руки. Страшно подумать, куда может направиться энергия этой толпы. Контрастом – грустное лицо старого еврея в левом нижнем углу, на котором как бы написано: «Что же теперь будет, господа?» Революция видится Репину, как массовое помешательство. Рядом поистине апокалиптический вариант этой картины, где безликая людская масса течет неудержимой рекой на фоне виселиц и пожаров, а сверху, из непроглядного мрака, летят полчища фигур в черных фраках. Кого изобразил художник в этих фигурах? Можно только гадать.
Еще беспощаднее небольшая картина «Большевики» 1918 года. На ней нет ни одного человеческого лица – только морды, хари, рыла с выражениями самыми мерзкими и низменными. Эти существа обступили своей массой, практически задавили, хрупкую фигурку с перекошенным ужасом маленьким личиком, в которой угадывается девочка «из благородных», и тянут к ней свои руки-щупальца. В стороне, оттертая этой массой, исходит криком еще
одна фигура – вероятно мама или бабушка этой девочки.
Большевистская власть никогда бы не простила Репину этой картины. Хорошо, что он не поддался на уговоры и не поехал из своей ставшей внезапно заграницей Куокколы в Советскую Россию.
Отдельная тема – Лев Толстой. Это целая эпоха в творчестве Репина. Совершенно очевидно, что он был покорен могучим талантом этого человека и испытывал к нему жгучий интерес. Картин с Толстым множество. Вот он на пашне, как простой крестьянин, с бородой, сбитой ветром в сторону; вот он в мастерской, примостился писать у стола на табурете, подвернув под себя ногу. Для меня связались вместе три картины, три выражения глаз великого писателя. На первой Толстой стоит в полный рост босиком. В его глубоко посаженных глазах – суровая мудрость, сила духа и опыт прожитой жизни. На второй картине Толстой с женой за чаем. Здесь у него глаза бесконечно усталые. Третья картина – Толстой в конце жизни, сидит, глубоко утонув, в кресле, и глаза его уже отрешенно глядят в вечность.
В целом, выставка замечательная. Всем советую сходить, открыта до середины августа. Билеты надо приобретать заранее, удобнее через интернет.

Реклама

Вернуться в «Культура»